Прикладная кинезиология

%d1%82%d1%80%d0%b5%d1%83%d0%b3%d0%be%d0%bb%d1%8c%d0%bd%d0%b8%d0%baС целью первоначального знакомства с Прикладной кинезиологией мы публикуем популярную статью из журнала «Лечебные письма» №3 2012г. — интервью c вице-президентом Российской ассоциации прикладной кинезиологии, врачом общей практики, доктором остеопатии, генеральным директором Института клинической прикладной кинезиологии — Сергеем Орестовичем Пилявским.

Сергей Орестович, может ли прикладная кинезиология заменить собой официальную медицину?

— Нет, утверждать это было бы неправильным. В вопросах оказания скорой терапевтической и хирургической помощи, трансплантации органов, в медико-генетических исследованиях и целом ряде других направлений официальной медицине, бесспорно, равных нет. Однако в функциональных нарушениях гораздо лучше разбирается традиционная (не совсем правильно называемая альтернативной) медицина, одним из направлений которой с 1960-х годов является прикладная кинезиология.

Нужно ли прикладному кинезиологу для постановки диагноза обычное обследование пациента?

— В целом ряде случаев такое обследование не только полезно, но и необходимо. Мы вовсе не стремимся к конфронтации с официальной медициной, с которой делаем общее дело. К тому же надо учитывать и психологию пациента: многим далеко не безразлично, имеют ли они документальное подтверждение своего заболевания (результаты биохимических анализов, МРТ, УЗИ) или нет. Но во многих случаях врач, занимающийся прикладной кинезиологией, может быстро и без многочисленных обследований поставить точный диагноз. А в дальнейшем, назначив небольшое количество исследований, подтвердить свои выводы.

Как подбирают лекарства в прикладной кинезиологии?

— В официальной медицине на каждый препарат имеется протокол, что данное лекарство работает в таких-то обстоятельствах, и если врач считает, что у пациента именно такое состояние, то назначает ему этот препарат. Но препаратов много, каждый из них будет работать по-своему, а некоторые могут даже ухудшить состояние пациента, и только задним числом удается оценить, подошел ли данный препарат. А прикладной кинезиолог задает вопрос телу через мышечный тест, и тело на своем языке (посредством возникающей функциональной силы или слабости) говорит сразу: этот препарат подходит, а тот — нет.

У любого здравомыслящего человека возникнет вопрос: откуда тело знает, что ему подходит, а что нет?

— Официальная медицина стоит на доказательных позициях. Если ты можешь сегодня доказать, что это существует, значит, оно существует, а если на данном этапе развития не можешь — то не существует. Однако возьмем самый простой пример: анализ кала на яйца глистов. Даже официальные врачи говорят, что достоверность метода — от 20-25 до 50%. А что такое 25%? Меньше, чем «есть или нет». Но этот анализ используют, и если по его результатам у пациента глистов нет, то его не лечат. У него могут быть классические симптомы, он жалуется врачам, а ему говорят: анализ не подтвердил.
Так и мышечный тест, основа прикладной кинезиологии, не относится к доказательной медицине, хотя многие исследования свидетельствуют, что он работает, он достоверен.

Как объясняют прикладные кинезиологи реакцию тела на подносимые к телу препараты и всякие вещества?

— Все живое обладает неким излучением с уникальными, только данному объекту присущими частотами. Не только тело в целом, но и отдельные органы, ткани, клетки — все излучает определенные частоты. У больных органов или тканей частоты иные, чем у здоровых. Существует метод Фолля, который позволяет улавливать в организме все эти частоты. Несмотря на огромное количество исследований, объяснить метод Фолля мы пока не можем. Но и отрицать частоты невозможно — хотя бы потому, что на этом феномене основано использование гомеопатии, которая работает даже в высоких разведениях, где нет ни одной молекулы действующего вещества. К тому же методом Фолля подтверждено, что гомеопатия работает даже при прикладывании препарата к телу.

А каким образом можно определить инфекционное заболевание?

— В гомеопатии существуют так называемые нозоды — препараты из инфекционных агентов или продуктов болезни (гной, слизь и т.д.). Берется, к примеру, определенная бактерия, выделенная в лабораториях, а из нее методом гомеопатического разведения готовится препарат-нозод. Используя нозоды, то есть прикладывая ампулу с препаратом к телу пациента, мы «спрашиваем» у него, есть ли вего теле такие частоты. И если эта инфекция присутствует, то тело через мышечный тест даст соответствующий ответ.

Но ведь на земле тысячи инфекций. Сколько же надо перепробовать нозодов?

— Учтите, что 90% всех инфекционных проблем у людей вызываются довольно узким кругом инфекций, на которые у нас есть нозоды. А официальная медицина обычно вообще не определяет вид инфекции: это слишком долго и сложно. Или возьмем паразитов. Их у человека встречается 90 видов с множеством подвидов. Методом анализа кала можно определить от силы 10 из них, по слюне-5-10 видов. Существуют методы, основанные на иммунном ответе тела, но паразиты могут прекрасно маскироваться, и ответа не будет. А у нас есть набор на 200 видов гельминтов, позволяющий , выявить частоты соответствующих гельминтов в организме.

К каким выводам о причинах болезней приводит вас ваша практика?

— Уже лет десять я занимаюсь инфекциями и считаю, что в основе почти любой поломки в организме первоначально лежит инфекция — даже если это боль в колене, то есть чисто структурная проблема, без всякого воспаления. Потому что существует связь между нашими органами и мышцами, связками, суставами, позвонками ит.д. Бывает и аллергия чисто инфекционной природы, то же относится к аутоиммунным заболеваниям и множеству других. А началом служит инфекционный процесс, просто не уловленный лабораторными методами. Помимо бактериальных инфекций, есть еще вирусы, есть паразиты… Весной, когда высыхает грязь, достаточно подуть ветерку, как с пылью поднимается в воздух огромное количество инфекционных агентов, в том числе яйца паразитов, попадающих туда со сточными водами, фекалиями животных и т.д. И мы этим дышим! Лишь очень хорошая иммунная система может держать все инфекции под контролем.

А каковы возможности прикладной кинезиологии в случае инфекции?

— Приведу лишь один пример из своей практики. У 9-летней девочки на фоне абсолютного здоровья начал болеть правый локтевой сустав. Педиатр и хирург поликлиники ничего не находят, анализы крови нормальные. Через 1 -2 недели боли усилились, сустав начал краснеть, опухать. Врачи посылают на рентген — все нормально, кости не изменены. Начинают лечить антибиотиками. Проходят еще две недели, распухший сустав болит. Берут пункцию из сустава, находят там микоплазму, лечат, но боли настолько сильные, что ребенок пьет обезболивающие. На рентгене видны уже изменения в кости плеча, а в локтевом суставе — гнойно-некротический процесс (остеомиелит). Делают МРТ, врачи подозревают костный туберкулез, который не подтверждается, дается заключение о злокачественной опухоли… На этом фоне девочка попадает ко мне.

И что происходит дальше?

— При тестировании я нахожу у девочки в суставе паразитов — лямблии, вегетативную форму, которая живет в 12-перстной кишке. Я назначаю всего лишь однократный прием одного аллопатического препарата от лямблий, выбранного с помощью мышечного теста из нескольких возможных. На третий день после приема препарата уменьшились боли, прошел отек. Через три недели сустав уже был нормальной формы, только подвижность ограничена — от трехмесячной болезни развилась контрактура. Массажем за месяц сняли и ее.

Но ведь у нас в крови никто не живет. Откуда в суставе могли взяться лямблии?

— В медицине господствует взгляд, что наша кровь стерильна. На самом деле в ней много чего живет, просто никто не проводит анализ крови на «сожителей». Током крови могло занести лямблии в локтевой сустав из 12-перстной кишки, а они там были (это показал мышечный тест) и тоже исчезли после приема препарата. Увы, этот случай не попадает в область доказательной медицины, потому что никто не сделал анализ суставной жидкости на лямблии. Врачи бы сказали, что препарат, который я назначил , точно так же мог сработать и на бактерии. Другого пациента обнаружение в кишечнике инфекции, влияющей на суставы, избавило от протезирования коленных суставов, пораженных артрозом. Артроз, конечно, не исчез, но мы убрали инфекцию, поправили позвоночник и гормональный фон  — пациент похудел на 20 кг, и нагрузка на суставы снизилась.

Как можно поправить гормональный фон, не давая человеку гормонов?

— Уровень гормонов не нарушается просто так. Но ответить на вопрос, почему железа внутренней секреции стала производить меньше (или больше) гормона, на данном уровне лабораторной техники удается редко. Поэтому основной метод в эндокринологии — заместительная терапия или подавление выработки гормонов. А мышечный тест позволяет не только установить связи между инфекцией и сильной эмоцией, стрессом, но и найти нарушенное звено в выработке гормона и восстановить работу железы. избежать назначения гормонов.

Какая же связь между эмоциями и инфекцией?

— Очень часто я прошу пациента сказать: «Я люблю себя». Многие отказываются и говорят, что не любят себя (или себя в таком состоянии). Эта нелюбовь к себе фиксируется в подсознании. Возникает конфликт сознания, понимающего, что надо быть здоровым, с подсознанием.Человек с таким конфликтом не бывает здоровым. Он ходит по врачам и говорит: «Доктор, я так хочу выздороветь!», а подсознание ему подсказывает: «Нет, тебе лучше быть больным». Такое состояние называется психологической реверсией. Но его можно устранить — и сразу же снижается стрессовое воздействие на эндокринную систему, прежде всего на надпочечники, от состояния которых зависит наш иммунитет. Вот вам пример влияния эмоций на развитие инфекции. Поэтому всегда и всем желаю: любите себя. Не умея любить себя, невозможно любить других.
Беседовал Александр Герц

Источник: Журнал «Лечебные письма» №3 2012

http://vseodetishkax.ru/interesnoe-dlya-roditelej/91-poleznoe-dlya-vsex/1063-telo-znaet-kak-ego-lechit

 

К истокам здоровья и благополучия +7(913) 904 25 90;+7 (913) 450 57 57